«Гжатский вестник» - Главное печатное издание родины первого космонавта

ВАЛЕНТИНА ГАГАРИНА: “Он был и есть жизнь”

Октябрь 28, 2017 · Нет комментариев

Когда я просто на тебя смотрю,
То за тебя судьбу благодарю…

26 октября исполнилось 60 лет с того момента, когда Юрий Гагарин и Валентина Горячева стали мужем и женой. Самым счастливым периодом в своей жизни Валентина Ивановна считает время, прожитое с мужем…

В.Порошков писал:

…Ты о взлете мужа, Валя, знала
И, благословив его полет,
За руки от страха не хватала,
Как могла его ты ободряла,
Верила: все хорошо пройдет.
И, когда над миром прогремело
Громче старта сообщенье ТАСС,
Все 108 с ним минут летела,
Лишь слеза катилася из глаз.
Нелегко с высот орбит спуститься,
Но любовью держится весь свет,
Он не мог, не смел не возвратиться:
Для любви ведь расстоянья нет…

Нестерпимо долго тянулись два дня после успешного завершения полета.

Юрий Алексеевич вспоминал: «Мы познакомились с ней, когда нас выпустили «из карантина», как выражались девушки, «лысенькими» курсантами, на танцевальном вечере в училище. Она была в простеньком голубом платьице, робкая и застенчивая. Я пригласил ее на вальс, и с этого началась наша крепкая дружба».

О том моменте Валентина Ивановна писала:

«Тогда мы встретились впервые. Он пригласил меня танцевать. Вёл легко, уверенно и сыпал бесконечными вопросами: «Как вас зовут? Откуда вы? Учитесь или работаете? Часто ли бываете на вечерах в училище? Нравится ли это танго?». Потом был другой танец, третий.… В десять часов музыка смолкла. Он проводил меня до выхода (выходить за проходную училища им тогда не разрешали) и, словно мы уже обо всем договорились, сказал: «Итак, до следующего воскресенья. Пойдем на лыжах».

На лыжах мы не пошли. Не было самих лыж, не было и погоды. Пошли в кино. Около нашего дома он так же, как и в тот первый вечер, сказал: «Итак, до следующего воскресенья. Пойдем…» Вот тут он замолчал и посмотрел на меня. Посмотрел и добавил:

– Пойдем в гости.
– Это к кому же? – удивилась я. – К нам, что ли?
– К вам.

Сказал он это просто, словно я сама пригласила его, словно мы давным-давно знаем друг друга. Позднее, когда я лучше узнала Юру, мне стало ясно, что это одно из самых примечательных свойств его характера. Он легко и свободно сходился с людьми, быстро осваивался в любой обстановке, и, какое бы общество ни собралось, он сразу же становился в нем своим, чувствовал себя как рыба в воде».

Юрий Алексеевич очень любил свою Валюшу: «Всё мне нравилось в ней: и характер, и небольшой рост, и полные света карие глаза, и косы, и маленький, чуть припудренный веснушками нос. …Многое нас связывало с Валей. И любовь к книгам, и страсть к конькам, и увлечение театром. Бывало, как только получу увольнительную, сразу же бегу к Горячевым на улицу Чичерина, да еще частенько не один, а с товарищами. А там нас уже ждут. Как в родном доме, чувствовал я себя в Валиной семье».

В день окончания Юрием Гагариным военного училища у них с Валентиной состоялась комсомольско-молодежная свадьба.

Юрий Алексеевич писал:

«Прямо из училища вместе с друзьями я поехал на квартиру Горячевых. Там для нас, новобрачных, приготовили отдельную комнату. Валя встретила меня в белом свадебном платье. А я, сняв шинель, явился перед ней во всей своей офицерской красе. Таким она меня еще не видела. Впервые мы расцеловались на людях, при родителях. Я стал ее мужем, она – моей женой. Мы были счастливы, и нам хотелось всем уделить хоть частицу своего счастья».

Спустя две недели после свадьбы молодые приехали в Гжатск. В своих воспоминаниях Анна Тимофеевна писала: «Зоя, Валентин, их семьи сразу же как родную приняли ее в наш Гагаринский круг. Алексей Иванович «для порядка» поворчал: «Это что же свадьбу-то играли не в доме жениха?» – «Папа, не могли же все мои подруги и Юрины товарищи приехать к вам в Гжатск. Ведь у нас была комсомольская свадьба». Валя так славно улыбнулась, что Алешину суровость как рукой сняло. Я оценила ее такт, умение ласковым словом напряженность снять. Алексей Иванович согласно кивал: «Так, так»… Мне, расставаясь, Юра сказал: «Мама, мы с Валей решили отпуск делить пополам, проводить и в Гжатске, и в Оренбурге. Поровну». Так всегда и бывало».

Через полгода, получив диплом в медучилище, молодая супруга приехала к мужу в Заполярье. Валентина Ивановна писала: «Никогда не забуду жизнь в заполярном, далеком гарнизоне. Военная служба отнимала у Юры очень много времени, но и тогда, когда мы были молодоженами, и позже, когда родилась Леночка, он старался выкроить час-другой для меня, для дома, для семьи. Юра придет, бывало, вечером домой и, какой бы ни был тяжелый день, весело кричит с порога: «Принимай помощника!»

Молодые были счастливы: «Мы с Валей по вечерам пилили дрова, потом я их колол и складывал в поленницу. Хорошо пахнут свеженаколотые дрова!.. Вечерами мы с Валей читали книги. Обыкновенно, лежа на койке, я читал, а она, занятая домашними делами, слушала».

В середине апреля 1959 года Юрий отвёз Валю в роддом, а 17 апреля у них родилась девочка; назвали её Леночкой. Юрий Алексеевич писал о тех днях:

«Я приехал за ней на военном газике и всю дорогу обратно бережно держал ребенка на руках, боясь что-нибудь повредить в этом хрупком и таком дорогом для меня существе. Прямую дорогу заливало солнце, и над ней кружили белые морские птицы. Свежий апрельский ветер летел навстречу. На душе было радостно, хотелось петь. Хорошо, если бы вся жизнь нашей дочери шла такой же светлой, весенней дорогой. Только молодой отец может понять, какое удовольствие купать в теплой воде своего маленького, беспомощного ребенка, пеленать его, носить на руках, нашептывать тут же придуманные колыбельные песенки. Вернувшись домой с аэродрома, я все время проводил с малышкой, помогал жене в хозяйственных делах. Ходил в магазин за продуктами, носил воду, топил печь…»

В марте 1960 года Юрий Гагарин получил новое назначение, и семья переехала в Подмосковье. Вскоре Леночку отдали в ясли, а Валентина Ивановна вышла на работу по своей специальности фельдшера-лаборанта. Она очень бережно относилась к мужу, стараясь лишний раз не волновать его житейскими проблемами, видя, насколько серьезные испытания проходят молодые летчики.

Весной 1961 года супруги Гагарины ждали прибавления семейства. Юрий этому очень радовался, к Вале относился с особым вниманием. Командировки его становились всё более частыми, всё более длительными. Беспокоясь о том, что роды могут начаться раньше, в письмах к матери он просил её приехать как можно быстрее. В письмах было такое беспокойство о Валином здоровье, о том, кто поддержит её, когда начнутся роды, что Анна Тимофеевна срочно выехала на станцию Чкаловская, где в то время проживал её сын с семьёй. В своих воспоминаниях она писала: «В его простых строчках чувствуется, как заботливо относился сын к семье, как напряженно работал, как просто жил!»

В книге «Дорога в космос» Юрий Алексеевич писал: «В воздухе чувствовалось дыхание весны. И у нас в семье царило весеннее настроение: родилась вторая дочка, и мы дали ей весеннее имя – Галочка. А я ходил по комнате, держа ее на руках, и напевал: Галя, Галинка, милая картинка».

Из воспоминаний Анны Тимофеевны: «Юра был переполнен радостью. И, как ни был занят, когда бывал дома, заботливо помогал жене. Только по ночам Валя не подпускала его к детям. – “Ты должен выспаться!..” В конце марта Юра уехал в очередную командировку. Ничего особенного я не заметила. Он только настойчиво, несколько раз повторил: «Мама! Валю не оставляй!» Мы остались с Валей. Она была как натянутая струна. Я отнесла это на счет ее состояния…»

Эпохальное событие – полет нашего соотечественника Юрия Гагарина на космическом корабле «Восток» 12 апреля 1961 года – определило тот рубеж, на котором человеческая цивилизация переросла планетарные масштабы и устремилась в просторы Вселенной.

У Анны Тимофеевны не было ни на секунду сомнений, что это ее Юра в космосе. И первые ее мысли были о Валентине, у которой на руках две маленькие дочки. Как была, мать ринулась на вокзал и поехала в Москву.

Перед отъездом на Байконур Юрий Алексеевич намекнул жене, что вполне могут и ему доверить полет в космос. Зная, как Валентина переживает за него, сказал, что старт запланирован на 14 апреля, чтобы не волновалась заранее.

Нестерпимо долго тянулись два дня после успешного завершения полета. И вот – долгожданная встреча. Валентина Ивановна вспоминает: «Я вновь увидела его четырнадцатого апреля. Да, тот день был ослепительно радостным: встреча во Внукове, Красная площадь, Кремль. Промелькнул он как одно мгновение. Вечером, когда мы, наконец, остались вдвоем, Юра, помню, подошел к зеркалу, окинул себя быстрым взглядом, дотронулся пальцем до Золотой Звездочки и смущенно сказал: “Понимаешь, Валюша, я даже не предполагал, что будет такая встреча, ну слетаю, ну вернусь.… А чтобы вот так… не думал…»

Ни Юрий Гагарин, ни его друзья по первому отряду космонавтов не думали ни о наградах, ни о почестях, ни о славе. Они просто делали дело, ради которого пришли в отряд. А вот то, что во время полета не исключена возможность погибнуть, Юрий Алексеевич знал. И, понимая это, за два дня до старта он написал жене и дочерям письмо-завещание:

«В технику я верю полностью. Она подвести не должна. Но бывает ведь, что на ровном месте человек падает и ломает себе шею… А если что случится, то прошу вас, и в первую очередь тебя, Валюша, не убиваться с горя… Береги, пожалуйста, наших девочек, люби их, как люблю я. Вырасти из них, пожалуйста, не белоручек, не маменькиных дочек, а настоящих людей, которым ухабы жизни были бы не страшны… Надеюсь, что это письмо ты никогда не увидишь, и мне будет стыдно перед самим собой за эту мимолетную слабость… Надеюсь, что через несколько дней мы опять будем вместе, будем счастливы. Валечка, ты, пожалуйста, не забывай моих родителей, если будет возможность, то помоги в чем-нибудь… До свидания, мои родные. Крепко-накрепко вас обнимаю и целую, с приветом, ваш папа и Юра…»

В своём письме Юрий Алексеевич писал: «Личную жизнь устраивай, как подскажет тебе совесть, как посчитаешь нужным. Никаких обязательств я на тебя не накладываю, да и не вправе это делать».

Никаких обещаний не давала своему мужу Валентина Гагарина, но верной его памяти, их любви остается всю жизнь. Готовясь к главному делу своей жизни, Юрий Гагарин был уверен в ее любви и верности. Что бы он ни писал любимой, он об этом знал. Это письмо Валентина Ивановна получила уже после гибели мужа в 1968 году.

После полёта в космос в силу своей профессиональной и общественной деятельности Юрий Алексеевич был очень занятым человеком, рабочий день которого не ограничивался восемью часами. Основная часть семейных забот ложилась на плечи Валентины Ивановны. Лучшим же праздником для себя он считал время, когда может побыть с женой, с девочками.

Супруга первого космонавта вспоминала: «Юрий был для меня не только муж, отец моих детей, а друг, единомышленник, понимавший меня по одному слову, даже по выражению лица. Незримая нить соединяла наши души и сердца».

Умение сохранить любовь и взаимоуважение на долгие годы семейной жизни – это великое счастье. Такое счастье у Валентины Ивановны Гагариной было.

27-ое марта 1968 года стало «черным» днем не только для семьи Гагариных, но и для всех жителей нашей необъятной страны. Погиб Юрий Гагарин.

Мужественная женщина, Валентина Ивановна нашла в себе силы пережить свалившуюся на ее плечи беду. Всю свою жизнь она посвятила воспитанию дочерей, а затем и внуков.

Оставшись вдовой в 32 года, вот уже почти 50 лет эта женщина хранит верность памяти мужа. Валентина Ивановна поддерживает тесную связь с нашим музеем, и многие экспонаты переданы ею. Валентина Ивановна проживает в Звёздном, в той же квартире, где все связано с самым дорогим для нее человеком – её Юрой. Каждое утро, просыпаясь, она подходит к окну, из которого видна фигура первооткрывателя Вселенной: с цветком в руке он идет на встречу с жителями своего родного Звёздного, который очень любил.

Идет по Звёздному хрупкая кареглазая женщина, для которой этот городок давно стал самым дорогим. Здесь живут друзья ее и ее мужа, здесь же готовятся к космическим полетам новые космонавты, которые решили идти дорогой, проложенной Юрием Гагариным. Каждого из них она мысленно провожает в дальнее и опасное путешествие и, конечно же, в душе молится за их благополучное возвращение.

От всех земляков первого космонавта низкий поклон Вам, Валентина Ивановна, за память о дорогом для всех нас человеке!

Тамара ФИЛАТОВА, заведующая мемориальным научно-методическим отделом, племянница Ю.А. Гагарина

Категории: История

0 ответов до сих пор ↓

  • Комментариев нет.

Оставить комментарий