«Гжатский вестник» - Главное печатное издание родины первого космонавта

Письма, Прага и Победа

Февраль 1, 2015 · Нет комментариев

Мы открываем рубрику “Наша Победа”, в которой поделимся с вами, читатель, воспоминаниями ветеранов Великой Отечественной войны, тружеников тыла, “детей войны” о том, где встретила их Победа 9 мая 1945 года и какие чувства они испытали.

9 мая 1945 года Маргарита Яковлевна Крылова встретила в Праге. Никогда не виданный, но давно желанный город. И, казалось, почти любимый. Почти, потому как сильно непреодолимо хотелось на родину, домой, к маме.

Письма, Прага и Победа

Майская Прага была окутана цветочным ароматом, вторя радостному праздничному настроению, царившему в душах людей. В победной эйфории солдаты кричали, размахивали руками и в то же время с великим, непередаваемым счастьем стремились поскорее собрать чемоданы, чтобы вернуться туда, откуда веяло ароматом беззаботного детства.

Свой чемодан упаковала и Рита. Только для вещей не осталось в нём места. Куда более ценный груз поместился в дорожную сумку – письма с тёплыми благодарными словами раненых бойцов, с ободряющими и по-девичьи нежными щебетаниями боевых подруг, с глубокими, дорогими сердцу, согревающими признаниями любимого человека. Потёртые бумажные треугольники сопровождали девушку на протяжении всей войны. В них – вся её история, вся надежда и вера в светлое будущее. Рита в минуты отчаяния именно в этих письмах черпала силы, чтобы идти несмотря ни на что дальше, вперёд, к Победе.

Однако так скоро увидеть родных и близких не сложилось. По приказу органов КГБ девушке надлежало вместе с врачами и санитарами сопровождать эшелон военнопленных в Сибирь. Но даже эта отсрочка не могла омрачить того всеохватывающего, всеобъемлющего ощущения счастья от долгожданной Победы. И казалось, что всё горестное и несчастное позади, но позади осталось так много – целая жизнь, что оставить всё в прошлом, забыть невозможно. Снова и снова, словно перелистывая страницы собственной биографии, перед девушкой пронеслись воспоминания об испытаниях, которые пришлось пережить, и маленьких радостях, которые посчастливилось испытать, ведь даже на войне есть жизнь.

Вот Рите 15 лет. Она трудится санитаркой в госпитале, расположившемся в Гжатске и принимавшем раненых с Соловьёвой переправы. Дефицит медперсонала испытывался сильнейший, поэтому девочек, только что покинувших школьную парту, взяли незамедлительно. Истинную сущность войны они ещё не понимали, но её отголоски уже приобретали реальные черты в виде взрывающихся где-то неподалёку бомб и время от времени раздающихся пронзительных звуков снарядных залпов. Немцы, будто хищники, подбирались к городу всё ближе. Но страха ни перед вражеским наступлением, ни перед истерзанными и покалеченными человеческими телами новоиспечённая юная санитарка не испытывала.

«У меня было исключительно счастливое детство. Я выросла в семье военных, для которых спорт был неотъемлемой частью жизни. Папа занимался на брусьях и перекладине, поднимал штангу. Мама была замечательной бегуньей. Младший брат демонстрировал успехи в велоспорте. А я, не ведая страха, прыгала с вышки. Натренированная и закалённая, благодаря занятиям спортом, я быстро адаптировалась к новой жизни», – рассказывает Маргарита Яковлевна. Единственное, к чему не была готова девушка, – к ощущениям от боли, которую испытывали раненые. Эта боль становилась своей собственной, до того было жаль покалеченных бойцов. По ночам тихо плакала в подушку, но перед солдатами всегда “держала марку”, стараясь не раскисать самой и приободрить их, вселить надежду.

Подлинное осознание своей роли на войне Рита ощутила чуть позже, когда госпиталь расформировали, и она по распределению попала в инженерно-саперный батальон. Не смотря на отсутствие медицинского образования, девушку назначили сразу фельдшером. Советские войска в то время минировали поля на подступах к Москве, опасаясь, что враг дойдёт до столицы. Во время работы подорвался сапёр. Рита, не раздумывая ни секунды, стремительно понеслась оказывать помощь, забыв и про мину, и про смертельную опасность, которая в любой момент могла отнять её жизнь. Цель, единственная и неотъемлемая, – помочь во что бы то ни стало. Вот что главное, важное, основное! Всё остальное – второстепенно и незначительно. Командир части подобную самоотверженность не оценил и вынес краткий вердикт: «Мне здесь детский сад не нужен!»

Настоящее военное пекло пришлось на Сталинград. Госпиталь, где Рита трудилась хирургической медсестрой, разместился на окраине города. А рядом, казалось, открылись ворота в ад. Сталинградская битва, длившаяся с июля 1942 по февраль 1943 года, до отказа ежедневно, ежечасно снабжала госпиталь тысячами тяжелораненых. Врачи и медсёстры работали круглосуточно, забывая об усталости и даже естественных человеческих нуждах. Не спали сутками. Как-то Рите удалось присесть на пару секунд, и тут же она провалилась в сон. Когда разбудили, было невыносимо стыдно за несколько часов бездействия. Навёрстывала упущенное время уже в хирургическом зале, где ассистировала сразу нескольким врачам. Медсестёр катастрофически не хватало.

Медицинский персонал не успевал обработать всех. Длинная очередь со стонущими, мечущимися в лихорадке или застывшими в шоке людьми ждала каждый день на протяжении семи месяцев, что длилась оборона.

Есть кошмарные сны, сцены из фильмов ужасов, а есть жизненные реалии, от которых не скрыться, не убежать. Однажды на обработку доставили тяжелораненого бойца. Рита сняла повязку, а там вместо лица – кровавое месиво, а в ранах черви. И столько их было, что потребовались все усилия и долгие часы кропотливой работы, чтобы убрать их. Выжил солдат или нет, девушка так и не узнала, но его образ до сих пор перед глазами.

Земля, попавшая в раны бойцов, часто вызывала гангрену. За ней следовала ампутация. Те, кто были в сознании, наотрез отказывались расставаться с конечностями. А без их согласия врачебная этика не позволяла применять силу. Среди категоричных противников оказался молодой офицер – красивый, высокий, статный. «Я до войны танцором был. Как мне потом без ноги танцевать?» – говорил он. А через сутки умер, сам себе подписав смертный приговор.

Другого солдата со страшным диагнозом Рите удалось спасти от гибели. Не хотел боец расставаться с ногами, дома невеста ждала, красивая, строптивая, вдруг увидит такого – бросит. Молодая и симпатичная медсестра после долгих, ласковых разговоров всё же уговорила его на операцию. Спасённый солдат потом прислал письмо, что любимая девушка не отказалась, приняла и вышла за него замуж.

Писем таких к концу войны у Маргариты Крыловой накопился целый чемодан. Уезжая в Сибирь с эшелоном военнопленных, она отправила на хранение ценный багаж подруге. Та не сберегла, и письма пропали. Но каждое из них ветеран Великой Отечественной войны Маргарита Яковлевна Крылова помнит до сих пор. Каждую строчку, каждое слово. Как и тот ошеломляюще радостный весенний день, который она провела в освобождённой Праге 9 мая 1945 года.

Дарья КУЗНЕЦОВА

Категории: Победа

0 ответов до сих пор ↓

  • Комментариев нет.

Оставить комментарий