«Гжатский вестник» - Главное печатное издание родины первого космонавта

Возраст кривого зеркала

Декабрь 16, 2014 · Нет комментариев

Параллельно с мероприятиями познавательного, развлекательного, обучающего характера, в рамках форума все три дня психологи и специалисты проводили консультации с родителями и детьми, общегородское родительское собрание, тренинги с подростками. Цель одна – предотвратить юное поколение от бед, навязываемых порой извне, попытаться сформировать стойкость ко всем уничтожающим цветущую молодую жизнь гадостям. А главное – сблизить родителей и детей, так как специалисты хором утверждают, гармоничная семья, независимо от финансовой составляющей, – лучшая защита и лекарство.

МОРОЗОВ АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ, главный научный сотрудник института информатизации образования Российской академии образования, профессор, доктор наук, психолог-практик высшей категории:

Разбирая проблемы, кто-то из родителей считает, что происходящее с ребенком – это нормально и “у других еще хуже”, или считают, что ничего плохого ребенок не сделал. Есть родители, которые просят профилактических советов, они заинтересованы и не хотят, чтобы были проблемы у ребенка, болеют душой за его будущее, не хотят, чтобы с ним что-то случилось. На родительском собрании я говорил, что для нас важно качество, а не количество. Нам не нужны цифры, сколько семей мы охватили. Нам важно было помочь отдельно взятой семье.

И еще очень важно, чтобы это были не разовые мероприятия, а система. Разовые мероприятия не помогут. Важно, чтобы в городе были свои высококвалифицированные специалисты, их надо обучать. И не просто должны быть продекларированы ставки психолога. Важно, чтобы работали не какие-то люди, а специалисты, болеющие за дело, люди, которые могут помочь.

Ответная реакция у подростков была. Но не сразу. Дети очень настороженные: мы их долго раскачивали.

Возможность подсадить подростка в 12-13 лет на курительные смеси, на спайс в этом возрасте очень велика. Дети встречаются в компаниях, чтобы никто не видел. Уносят из дому большие суммы денег, не представляя, как они зарабатываются. Но не на чай же! В городе мы видим много надписей, их пытаются закрашивать, но информация появляется, и дети знают, где купить.

БАРАНОВА НУРАНА, врач-акушер-гинеколог Смоленской областной больницы:

Моя цель состояла в том, чтобы обратить внимание девочек и их матерей на тот факт, что в подростковом возрасте происходит созревание, происходит становление и закрепление функции репродуктивной системы женского здоровья. А это и есть основа простого женского счастья – это и супружество, и материнство.

Я пыталась донести до родителей, до мам прежде всего, что со своими дочками надо разговаривать. Были занятия с девочками, и в беседе с ними я поняла, что практически никто из родителей с ними не разговаривает на тему полового воспитания. О том, что у каждой девочки должен быть календарик, практически все они узнали из моих уст.

Мы должны быть более откровенными со своим детьми. Мамы стесняются дочерей, или у мамы нет времени, или она не хочет разговаривать на эту тему. Но мама для девочки должна быть подругой, это от мамы зависит! И когда мама видит, что происходит созревание девочки, она должна объяснить ребенку, что с ней происходит и как себя нужно вести.

Мамы должны ходить с девочкой к гинекологу. Но почему-то наши мамы считают, что если девочка не живет половой жизнью, то не надо ходить к гинекологу. Почему-то считается, что гинеколог – это зло, это вред.

В субботу я беседовала с шестьюдесятью девочками – это 8-9 класс. Я просто рассказывала им, из чего мы, женщины, состоим. Я показала им фильм про то, что происходит в организме при оплодотворении, и про аборты. Некоторые девочки плакали. Значит, были причины, есть воспоминания.

КУДРЯВЦЕВ ДМИТРИЙ СЕРГЕЕВИЧ, врач-психиатр-нарколог Смоленского областного наркологического диспансера:

Большой процент ребят, кто употребляет психоактивные вещества, как раз употребляет курительные смеси, спайс. Исходя из бесед, которые проводили в общеобразовательных учреждениях и учреждениях специфического профиля, я сделал вывод, что есть контингент ребят, которые более здраво мыслят и целенаправленно видят свое будущее, и категория ребят, которые не могут определиться до сих пор, определить свое будущее. Они живут одним днем.

Когда мы общались с родителями на собрании, был очень четко выражен один момент: ввиду общеполитической ситуации и финансового характера, многие родители на протяжении трудовой недели находятся на заработках в Москве. Получается, что дети, подростки, та же группа риска, с которыми мы общались, находятся фактически без присмотра. Конечно, это не показатель плохих или хороших родителей. Но, тем не менее, расширяется круг молодых людей, которым дозволено попробовать то, что они хотят.

Сейчас идет четкая тенденция к тому, чтобы подсадить на определенного рода препараты, в данном случае курительные смеси. Во-первых, исходя из цены, – это очень дешево, во-вторых, исходя из ситуации, чтобы загубить молодое население.

Проблема складывается такая, что ребенок до конца не понимает, насколько серьезны последствия употребления психоактивных веществ. В результате однократного или двукратного применения, у человека возникает психофизическая зависимость, максимальное шизоподобное расстройство, органические изменения – поражение головного мозга, и в результате молодой человек 15-17 лет совершенно становится неадекватен. И полностью вернуть его к реальной жизни очень сложно, даже при максимальном медикаментозном вмешательстве.

В употреблении подростками алкоголя всё остается на прежнем уровне – численность не растет. Рост идет в употреблении психоактивных веществ, в данном случае спайса. Рост очень быстрый, и этот рост начинает приближаться к численности употребляющих алкоголь, и начинает перешкаливать.

Какие советы? Всем нашим коллективом врачей мы пытались в эти три дня довести до родителей те основные признаки, которые существуют при употреблении, и последствия употребления.

Общаясь с ребятами из группы риска, мы выделили группу, которая употребляет психоактивные вещества и даже распространяет их. У нас получилось выделить и такую группу. Ребята из группы риска – прежде всего те, кто склонен попробовать, и это им интересно. Везде идет очень хорошая пиар-акция этих веществ, она представлена в интернете. Этому способствует низкая себестоимость, разговоры самих распространителей, что все это не страшно. Молодежь это вовлекает, к сожалению.

Нам задавали много вопросов. Мы пытались довести до родителей, каковы возможны последствия, каковы риски. Это очень серьезные риски. Употребление психоактивных веществ приравнивается к героиновой наркомании. Самое страшное, что очень сильно страдает генофонд человека, страдает геном человека. В ряде случаев выражается бесплодием, в других – врожденной патологией детей, которые после рождаются. Даже если будущие родители употребляли однократно или двукратно.

Самое главное направление наших консультаций – предотвратить, максимально донести до любого молодого человека, девушки информацию о том, что даже не стоит пытаться пробовать и становиться на этот путь, который, к сожалению, приводит к самым наихудшим последствиям.

МАНАХОВ СЕРГЕЙ ВАЛЕРИЕВИЧ, психолог, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологического консультирования Московского государственного областного университета:

Мы проводили тренинги с подростками, где разбирали с ними достаточно важный и сложный вопрос: «за» и «против» употребления, то есть, что ребята подразумевают.

Была выявлена проблема, что, когда они отвечают «против» употребления, отвечают практически шаблонными фразами. Это как выученная таблица умножения, в которую они не вкладывают смысла. Очевидно, из месяца в месяц с ними проводят профилактические лекции. Они заучили их, не вникая в смысл.

Когда мы говорили «за» употребление, то выдавались типичные мотивации – скука, одиночество, «это круто», «я отличаюсь от других», а также принадлежность к какой-то референтной группе, и тому подобное.

И когда мы потом соединили эти две группы – «за» и «против» – то у них не соединилось, получились две совершенно разные группы.

Круг вопросов на консультациях детей, которые приходили с родителями, не относились к профилактике употребления. В основном, это вопросы родительско-детских отношений. Родители не могут построить взаимодействие, не могут построить контакт, не понимают, кто такой подросток, как себя с ним вести. Не могут, не умеет, не знают как.

В этом вижу достаточно много причин. Это идет и из прародительской семьи, сложившейся модели прародительской семьи (то есть так вели себя родители родителей). Причина – в низкой психологической грамотности населения, незнание особенностей подросткового возраста. То есть в наличии социальный контакт, но в семейных отношениях контакта нет, он не работает. Семья «работает» как забота.

Но исследования последних десяти лет показали, что одна из основных функций семьи – все-таки психотерапевтическая. Раньше этой функции не было. Эта функция раскрывается в оказании помощи – и поддержка, и возможность выговориться, отреагировать, и получить информацию. В первую очередь ребенок должен нести свои проблемы в семью.

Всегда называли отношения «отцов и детей» детско-родительскими. Но сейчас пересмотрели этот термин как “РОДИТЕЛЬСКО-детские отношения”. Сначала родитель формируется, осознано подходит к зачатию ребенка и его рождению, а ребенок уже формируется, в зависимости отношения к нему родителей.

Судя по благодарности родителей, их просветленным лицам, думаю, наш разговор получился.

Такие проблемы есть везде. Я работаю практикующим психологом в Москве, и там то же самое. Есть опыт работы в центре для реабилитации зависимых подростков: то же самое – то есть неналаженная коммуникация. До тех пор, пока ребенок удобен, на него внимания не обращают. Потом начинается подростковый возраст, а подростковый возраст очень часто называют «возрастом кривого зеркала». То есть всё, что было заложено до этого или не заложено, всё переворачивается и возвращается обратно. А после родители удивляются: откуда у него это?

Готового рецепта, чтобы найти контакт с собственным ребенком, нет. Проблема явно неоднозначна. И надо действовать по нескольким направлениям. Нужно повышение психологической грамотности населения о способах коммуникации, о стилях и особенностях воспитания подростков.

У родителей зачастую не сформирован адекватный образ ребенка: малышу может быть 3-5 лет, а с ним взаимодействуют на уровне 10-летнего, ребенку – 14, а с ним сюсюкают, как с трехлетним. Знаний не хватает у родителей.

И, наконец, еще одно решение проблемы – создание психологических служб. На встречах люди говорят одно и то же: некуда пойти и обратиться с этими проблемами. Должен быть хороший уровень подготовки специалистов.

КАЛУГИН АЛЕКСЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ, заместитель проректора Московского авиационного института (МАИ):

Наше сотрудничество с городом Гагариным длится порядка десяти лет. Преподаватели МАИ проводят занятия в вашей дистанционной физико-математической школе.

Самое большое количество космонавтов – это выпускники МАИ. И если ребята не хотят быть космонавтами, они с уверенностью могут себя реализовать в других отраслях. Практическая составляющая, полученная за время обучения в вузе, реализуется выпускниками в жизни, независимо от того, стал ты космонавтом или нет. А первая ступенька к успешному будущему – это диплом нормального вуза.

Тенденция сейчас начинает ломаться: лириков пока больше, но физики наступают.

Мы любим мотивированных абитуриентов. Мотивированные студенты учатся лучше, с ними интереснее. К счастью, осталась та база в вузе, та подготовка с советских времен, и мы это поддерживаем.

К сожалению, у ребят сложилось обманчивое мнение, что сдал ЕГЭ и выдохнул, поступил и всё вроде сделал. Но вот перевалит ли он первый семестр – это вопрос. Как же можно выпустить будущего инженера, который не знает, что такое фюзеляж или ракетный двигатель? Здесь жесткие требования. И те ребята, которые выпускаются из МАИ, востребованы – и на производстве, и в науке.

Студенты со второго курса проходят практику, и на предприятии видят студента, его стремление, и предлагают уже на практике работать у них, сначала на полставки, а впоследствии приглашают к себе с удовольствием.

Наше кредо сейчас: чем больше мотивированных абитуриентов будет поступать, тем мы больше будем рады.

Записала Светлана ВАСИЛЬЕВА

Категории: Юное поколение

0 ответов до сих пор ↓

  • Комментариев нет.

Оставить комментарий