«Гжатский вестник» - Главное печатное издание родины первого космонавта

Днепровский ледник и бивень мамонта

Февраль 16, 2018 · Нет комментариев

Часто можно услышать в разговорах самых разных людей, что и лето у нас не лето, и зима странная, необычная – то снега нет до января, то в мае холода, и вообще климат подкидывает сюрпризы. Мол, раньше такого не было, чтоб погода так удивляла и порой даже огорчала. Видно, меняется что-то…

Вот и по телевизору говорили, что во всём парниковый эффект замешан, а виноваты промышленность и разные выбросы в атмосферу. В этом, конечно, есть некоторая доля правды, но в масштабных, глобальных изменениях климата человек всё же главной роли не играет.

Когда-то жил в Дании великий сказочник Ганс Христиан Андерсен. И жил-то совсем недавно – всего лишь в позапрошлом веке. Сказку «Снежная королева» знают, наверное, все, и помнят описание зимы. Холод, замерзшие каналы, по которым на коньках катаются горожане, заиндевевшие стекла, к которым дети прикладывали нагретые на печи монетки… Современному датчанину, привыкшему к зиме с температурами от +2 до -2, это кажется странным. А ведь еще раньше, в 1709 году, в Париже ударили такие суровые морозы, что замерзло вино в погребах и колокола трескались во время звона. Климат на нашей планете постоянно меняется, и эпохи потепления сменяются холодами, иногда очень суровыми и продолжительными. Были такие времена и на гагаринской земле.

Около тридцати двух тысяч лет назад на Земле наступило очередное похолодание. В районе современного Балтийского моря начали накапливаться льды, толщина которых в конечном итоге составила около трех километров в том месте, где сейчас располагается Ботнический залив – ледники покрыли значительную часть Восточно-Европейской равнины. Это время носит название Валдайского оледенения. Край ледника добрался почти до границ современного Гагаринского района, и, конечно, серьезно изменил климат – то были времена без лета, без привычных нам лесов, а по холодным тундровым землям бродили мамонты, кости и зубы которых до сих пор иногда находят в долинах гагаринских рек. Есть ископаемые останки мамонтов и в нашем музее: два хорошо сохранившихся коренных зуба. А недавно у берегов речки Водовки (бассейн Гжати, впадает за селом Пречистое) сотрудником музея Павлом Петровичем Беловым были найдены сильно разрушившийся бивень и отдельные кости крупного мамонта-самца (на ФОТО).

Валдайский ледник начал таять и отступать на север около 11 000 лет назад, но его влияние длилось еще долго. До сих пор отголоски последнего, так называемого вюрмского оледенения присутствуют на планете в виде покровных ледников Гренландии и Новой Земли.

Но Валдайский ледник – далеко не единственный. До вюрмского оледенения было так называемое рисское, которое на нашей территории выразилось в Днепровском леднике, который был самым крупным и мощным за несколько миллионов лет. Период оледенения охватывает время с 250 до 300 тысяч лет назад, и в то время льды не просто подошли к территории Гагаринского района, а полностью ее покрыли сплошным ледовым панцирем толщиной до километра, а на некоторых участках – и толще. Льдами были покрыты территории современной Москвы, Смоленска, Тамбова и даже Воронежа. Климат похолодал настолько, что выпавший снег не таял летом, а слеживался в огромные толщи, спрессовывавшиеся под собственным весом в плотный голубоватый лед. Год за годом, десятилетиями, сотнями и тысячами лет рос гигантский пласт льда.

Не секрет, что замерзшая твердая вода сохраняет способность медленно, но все-таки течь: именно так твердыми холодными «реками» стекают современные ледники с горных склонов в долины. Лился под собственной тяжестью с севера и Днепровский ледник, с каждым годом набирая всё больше снежной массы. Вал льда медленно поглощал территорию и, словно бульдозер, выпахивал широкие котловины, оставляя за собой морену – перенесенные и отложенные глины, пески и валуны. Именно поэтому у нас сейчас – равнина, с котловинами ледниковых озер и невысоких, пологих холмов – рельефу современного Гагаринского района мы обязаны древним оледенениям.

В песчаных карьерах Ашково и Курьяново можно видеть на склонах слои песков, глин, гравия – всё это принес к нам ледник, вобрав в себя и перемолов горные породы. Лежат в лесах и полях тяжелые валуны из гранита, кварцита и известняка – гладкие, словно обточенные со всех сторон, а то и покрытые бороздами, рубцами – полз ледник, тащил к нам с далекого севера эти камни, тер их друг о друга, и, словно наждачной бумагой, полировал песком и гравием. Многие сотни километров «плыли» к нам эти валуны с севера в толще исполинской ледяной реки. Глины, суглинки, супеси (пески, содержащие небольшой процент глинистых частиц), чья толщина достигает двухсот метров, – это тоже сделал ледник. Глубоко под этим глинисто-песчаным покрывалом остались древние палеозойские известняки.

О причинах глобальных изменений климата до сих пор спорят ученые, но из множества теорий можно выделить две-три наиболее правдоподобных. Например, есть версия, что похолодание климата связано с уменьшением площади океанов и морей, которые на нашей планете играют роль своеобразных «грелок», смягчая климат, слегка утепляя зиму и охлаждая лето. И когда «грелок» становится меньше – климат жестче, зима холоднее: снег остается надолго, а сократившуюся площадь морей скуют льды. Белый яркий цвет снега хорошо отражает солнечные лучи, которые улетают обратно в космос, не в силах отдать тепло земле – и климат становится еще суровее, льды растут, и еще меньше тепла получает Земля с каждым годом… Так наступает ледниковый период, длящийся тысячи лет, пока океаны и моря не увеличат свою площадь. Тогда и наступает межледниковье, в одном из которых мы с вами сейчас и живем.

Когда-нибудь, через много тысяч лет, к нам снова придет ледник, и это неизбежно. Но пока льды продолжают отступать, они с каждым годом уходят дальше на север, тают ледники Гренландии, все тоньше белое покрывало Ледовитого океана. Деятельность человека незначительно ускоряет этот процесс, но он в любом случае шел бы и без нас – такова особенность Земли как планеты: климат меняется непрерывно, хотя и не всегда заметно. Возможно, когда-нибудь наши потомки будут с удивлением читать о том, что в Гагарине зимой падал снег и замерзали тротуары, а после, взяв зонтик, под легким февральским дождиком пойдут прогуляться по набережной.

С.А. КЛОЧКОВ, старший научный сотрудник историко-краеведческого отдела Музея Ю.А. Гагарина

Категории: История

0 ответов до сих пор ↓

  • Комментариев нет.

Оставить комментарий