«Гжатский вестник» - Главное печатное издание родины первого космонавта

Приняв свой Крест

Март 28, 2017 · Нет комментариев

25 марта – день памяти преподобномученика Владимира (Волкова) из гжатских Малых Палаток, расстрелянного в Бутове.

Той маленькой смоленской деревушки, где когда-то родился на свет и провел свои юные годы Георгий Волков (имя, данное святому при крещении), давно уже нет. Но средь полей и лугов, что сбегаются к излучине Яузы, путнику видится дивный Поклонный крест. У его основания над небольшой голгофой – фотографический лик и краткое житие святого – монаха Троице-Сергиевой лавры, чьи земные дни были трагически прерваны в 1938 году на Бутовском полигоне под Москвой.

Преподобномученик Владимир (в миру Георгий Нилович Волков) родился 21 апреля 1878 года в деревне Малые Палатки Гжатского уезда Смоленской губернии. Получил хорошее домашнее образование и до армии помогал родителям по хозяйству. Благочестивое семейство Волковых посещало храм. И хотя официально деревня Малые Палатки была приписана к церкви Рождества Христова села Саввино (Савино) – что от их деревушки в добром десятке вёрст пути, – по свидетельству нынешних долгожителей, с кем нам посчастливилось побеседовать, их родители и более старшие родственники часто ходили на богомолье сначала в Сретенский, а позже – в Екатерининский храмы соседнего села Вельмеж (село и храмы не сохранились).

В 1899 году Георгия призвали в армию, зачислив в канцелярию Гжатского уездного воинского начальника писарем. А перед увольнением в запас (февраль 1905 г.) он выдерживает экзамен на звание военного чиновника в военное время.

А далее, желая всецело посвятить свою жизнь служению Господу, благочестивый Георгий испрашивает родительского благословения, и в 1906-м поступает послушником в пустынь Святого Параклита (Святого Духа Утешителя) при Троице-Сергиевой Лавре. В июле 1909 года принимает постриг с именем Владимир.

Спустя 3 года его переводят в Троице-Сергиеву Лавру смотрителем типографии. В марте 1915 года рукополагают во иеродиакона. После закрытия Лавры (1919 г.) о.Владимир определен на служение в церковь села Клушина Гжатского уезда Смоленской губернии. Но в начале 1921 года власти закрыли и этот храм, а иеродиакон Владимир назначен в храм великомученика Димитрия в селе Шиманово Можайского уезда Московской губернии (храм не сохранился).

С 1930 года, по просьбе прихожан, о.Владимир назначается настоятелем Спасской церкви древнего села Иславское Звенигородского района Московской области (ныне храм действует).

Будучи уже иеромонахом, о.Владимир был возведен в сан игумена, в 1932-м – архимандрита. Одновременно он становится техническим сотрудником в редакции «Журнала Московской Патриархии», где трудится до закрытия журнала в 1935 году.

В феврале 1938 года архиепископ Сергий (Воскресенский), викарий Московской епархии, предложил архимандриту Владимиру быть духовником митрополита Сергия (Страгородского) – позже Патриарха Московского и всея Руси, – и своим, что само по себе являлось признанием подвижнического и молитвенного опыта старца.

Однако этим планам не суждено было осуществиться: 27 февраля архимандрит Владимир был внезапно арестован, заключен в можайскую тюрьму, и уже 7 марта тройкой НКВД по статье 58-10 УК РСФРС “за антисоветскую агитацию” приговорен к расстрелу.

Глубоко драматичную историю о последних днях и часах служения нашего земляка – настоятеля иславского Спасского храма о.Владимира (Волкова) – поведала нам матушка Лариса Борисова, преподавательница воскресной школы, супруга нынешнего настоятеля Спасского храма – протоиерея Игоря. Некоторое время назад матушка лично общалась с теперь уже почившими старушками-долгожительницами (тогдашними молодыми прихожанками) незадолго до их кончины. По словам ее собеседниц, за 2-3 дня до готовящегося ареста о.Владимира известили о нависшей над ним угрозе. «Батюшка тогда проживал при храме в церковной сторожке, а в храме ему прислуживали две монахини. Пастырь благословил их на скорый отъезд, сам же остался, сознательно приняв свой Крест».

О чем молился тогда преподобномученик Владимир? Быть может, о том же, о чем в Гефсиманском саду после Тайной вечери перед Своим арестом молился Христос?..

Позже, спокойно выслушав свой приговор, основанный лишь на «революционной отваге» неистовых богоборцев, архимандрит Владимир (Волков) виновным себя не признал и никого на допросе не оговорил. Он был расстрелян 25 марта 1938 года на лесном полигоне НКВД в Бутове под Москвой и там же погребен в общей безвестной могиле. Полностью реабилитирован в июле 1989 года. Причислен к лику святых Новомучеников Российских постановлением Священного Синода Русской Православной Церкви от 26 декабря 2001 года для общецерковного почитания.

За веру пострадавшие

Много верующих людей пострадало в те времена во всех уголках нашей необъятной страны, о чем не раз писал игумен Дамаскин (Орловский), член Синодальной Комиссии по канонизации святых Русской Православной Церкви, председатель Фонда «Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви». В частности, в статье «Гонения на Русскую Православную Церковь в советский период» автор отмечал, что с приходом советской власти начались открытые гонения на Русскую Православную Церковь, принявшие массовый и ожесточенный характер уже в 1918 году. А с появлением тогда же декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» Церковь была поставлена фактически в бесправное положение.

За время организованной советской властью кампании по изъятию церковных ценностей (1922 г.) в стране было проведено множество судебных процессов, часть из которых окончилась расстрельными приговорами.

В то же время с 1923 по 1928 годы, несмотря на продолжавшиеся гонения, смертных приговоров почти не выносилось. Но в 1929-1931 годах поднимается новая волна массовых арестов и расстрелов, закончившихся в некоторых областях страны лишь к 1933-му.

«Большим террором» назван короткий период 1937-1938 годов, когда была арестована наиболее значительная часть священнослужителей и мирян и закрыто свыше 2/3 действовавших на тот период церквей. За все эти годы в стране практически прекратились духовное образование, научная церковная деятельность и печатание религиозных книг. Давно не велось преподавание закона Божия в школах, ведь духовенству всех вероисповеданий было воспрещено занимать какие-либо должности в светских образовательных учебных заведениях.

И хотя в 1938 году 20-летний период гонений был завершен, процесс разрушения православного уклада жизни людей был доведен до необратимости. Если здания поруганных храмов, разрушенных, отданных под склады, клубы, мастерские и гаражи, можно было в обозримом времени восстановить или отстроить заново, то расстрелянных и умученных в узилищах архиереев, священнослужителей и благочестивых православных мирян, большинство из которых представляли некогда крепкие, а теперь разоренные крестьянские семьи, было уже не вернуть. Эта утрата – поистине незаменима и невосполнима, ибо была потеряна «соль земли». И как следствие – очевидное понижение нравственного уровня общества, ощущающееся и поныне.

***

Атеистические годы в России ХХ века для людей с чистой, совестливой душой, стремившейся к Богу, можно без преувеличения назвать временем «хождения по мукам». Уже на закате своих дней герой Первой мировой войны – легендарный генерал Алексей Брусилов (1853-1926), ни на минуту ни в делах, ни в молитвах своих не оставлявший России, произнес великие по силе покаянные слова: «Я… глубоко верую и твердо знаю, что не сатанинским пигмеям (красным ораторам) вытравить веру Христову из нас… У меня были завязаны глаза, я считал долго русскую революцию народной, выражением недовольства масс против старого порядка… Теперь я прозрел. Это… вопрос, поставленный ребром о всей христианской культуре всего человечества! Гонение на Церковь, на лучших духовных лиц, развращение детей и юношества, искусственная прививка им пороков, приучение детей к шпионажу (в школах выспрашивание у малолетних, есть ли дома иконы, ходят ли родители в церковь, вспоминают ли старину), разрушение семьи – это всё русскому рабоче-крестьянскому народу не нужно”.

Как же точно сказано в святом Писании: «Претерпевший же до конца спасется»! А потому, быть может, в утешение, вразумление и как пример для подражания во спасение души и дает нам Господь опыт стояния в вере святых небесных покровителей земли Российской, один из которых – наш земляк, уроженец несуществующей ныне деревни Малые Палатки, преподобномученик Владимир (Волков).

***

По данным правительственной комиссии по реабилитации жертв политических репрессий, только в 1937 году было арестовано 136 900 православных священнослужителей, из них расстреляно 85 300; в 1938-м арестовано 28 300, расстреляно – 21 500; в 1939 – арестовано 1500, расстреляно – 900; в 1940 – арестовано 5100, расстреляно – 1100; в 1941 – арестовано 4000, расстреляно – 1900.

Из 25 000 церквей в 1935 году – после двух лет гонений в 1937-38 гг. – в Советской России осталось всего 1277 храмов (и 1744 храма – на территории Советского Союза после присоединения к нему западных областей Украины, Белоруссии и Прибалтики).

Николай и Наталья МИНИНЫ

Категории: Наша вера

0 ответов до сих пор ↓

  • Комментариев нет.

Оставить комментарий