«Гжатский вестник» - Главное печатное издание родины первого космонавта

100 вопросов космонавту

19 марта, 2015 · 3 комментария

Пока ученики средней школы №4 ожидали приезда космонавта, дважды Героя Советского Союза Алексея Леонова, на их многочисленные вопросы отвечал его коллега – летчик-космонавт Анатолий Иванишин. Он провел 165 суток на борту Международной космической станции в рамках 30-й экспедиции на МКС, проходившей с ноября 2011-го по апрель 2012 года. Давайте «подслушаем», какие космические вопросы волнуют современных школьников.

– Скажите, а космическая еда, которая в тюбиках, – вкусная?

– Довольно вкусно. Но космическая еда бывает не только в тюбиках. Для японцев, например, привозят в целлофановых или пластиковых пакетах рис. Это обезвоженный рис, его заливают горячей водой и после этого едят. Кстати, подобное и у нас есть, и у американцев, но это все ерунда: у японцев реально классный рис, потому что это часть их культуры.

100 вопросов космонавту

– А бывало, чтобы еда из рук вылетала?

– Это запросто, потому что всё, что вы не зафиксировали, – улетает. У нас есть стол, за которым мы едим. Еда фиксируется на нем при помощи резинки, либо на столе натягивается скотч клейкой стороной вверх и все пакеты, вилки, ложки кладутся на него. Если что-то не поставил – только отвернулся, а этого уже нет. И потом долго будешь по всей станции искать.

То, что улетело, сначала ищут на сетках вентилятора. Потому что естественной вентиляции воздуха нет, вся вентиляция на станции – принудительная. Там создаются воздушные потоки, и если что-то пропало, то первым делом ищем там, куда идет поток. Бывает совсем плохо, когда что-то попадает в запанельное пространство: это отдельный мир, туда можно залезть, но если что-то там потерял – потом сложно будет найти.

– А есть какие-нибудь развлечения у космонавтов?

– Есть. Для кого что, а для меня самым большим развлечением был спортзал. На станции имеется много средств, как поддерживать себя в форме, потому что в невесомости у нас нет физической активности. Даже на Земле мы ходим, для того чтобы стоять – напрягаем мышцы. В космосе ничего этого нет, а мышцы потерять не хочется. Поэтому на станции есть велосипед, беговые дорожки, специальный силовой тренажер.

100 вопросов космонавту

– Как долго космонавт может находиться в открытом космосе? Пока воздуха, наверное, хватает?

– Скорее – нет, ограничение не по воздуху, а по патрону очистки. Потому что скафандр – это автономная система: кислород нужен для того, чтобы дышать, патрон очистки – чтобы удалять углекислый газ. Плюс нужна система термоохлаждения, чтобы снимать тепло. Так вот: первое, что заканчивается, – это патрон очистки. Кислород еще есть, а очищать воздух уже нечем, он становится насыщен углекислым газом. Часов девять – это максимум, сколько можно провести в открытом космосе, обычно проводим за бортом около шести часов.

– А в ракете много воздуха?

– На корабле запас системы жизнеобеспечения составляет четверо суток. Это время, в течение которого корабль может летать автономно. В составе станции – гораздо дольше, порядка двухсот суток. Когда мы на станцию прилетаем, ресурсы корабля не используются, он просто «висит». Мы используем ресурсы станции. А там воздуха много. Кислород вырабатывается прямо на станции методом гидролиза: мы берем воду, которую привозим, разлагаем ее на водород и кислород. Водород выбрасываем, а кислородом дышим.

– Откуда красивее смотреть на северное сияние – с Земли или из космоса?

– С Земли северное сияние очень сложно увидеть, в космосе – легко. Я десять лет прослужил в Петрозаводске – это еще севернее Ленинграда, в Карелии – и ни разу не видел там северное сияние. В космосе же его можно видеть чуть ли не каждый день: когда станция летает по северным или по южным широтам, то ночью, как правило, видно северное сияние. Только это не совсем правильный термин: американцы называют его «Аврора», потому что сияние точно такое же южное, как и северное.

Кстати, каждая экспедиция снимает свои «мультики» – и на них северное сияние можно увидеть. Снимают это так: ставят камеры – не видеокамеры, а фотокамеры. В них видны ночные города, северные сияния. Камеру ставят, чтобы она снимала каждую секунду. Потом монтируют видеоряд, и получается фильм.

– А что случится с космонавтом, если он незапланированно приземлится в другом государстве?

– Ему должны оказать помощь. Но на моей памяти таких случаев не было. Есть полигон штатного спуска. В случае какого-то отказа корабль может пойти по баллистической траектории, и тогда место посадки будет отличаться на 400 километров от расчетной. Но приземление и в этом случае проходит на резервный полигон, который также находится в Казахстане.

– Как после приземления вы привыкаете к земному притяжению?

– После приземления нас вытаскивают из спускаемого аппарата, после чего минут десять мы сидим в скафандрах. Тут же, возле корабля, разбивается палатка, куда нас несут. В палатке снимают скафандры, одеваемся в более-менее земную одежду. Потом идем до машины, она нас везет на вертолет, потом самолет и – в Москву!

– Земля с корабля больше Луны или меньше? Вам удавалось разглядеть Луну поближе?

– Луна со станции более четкая, если ее фотографировать, то очень красивые снимки получаются… Но она не ближе: расстояние от станции до Луны всего на 400 километров меньше, чем от Земли – это по космическим меркам практически ничто. Но за счет отсутствия атмосферы она более четкая. А Земля со станции – огромная, в иллюминатор смотришь: справа Земля, слева Земля…

– А как Вы фотографируете на станции? Обычным фотоаппаратом?

– Да, обычным цифровым фотоаппаратом. Но есть особенность фотографирования, которая заключается в том, что, чтобы что-то рассмотреть, нужен большой объектив. Мы используем объективы с фокусным расстоянием 1200 миллиметров. К тому же, станция постоянно вращается, и ты должен отслеживать бег Земли: если не предпринимать никаких действий, то снимок будет смазанным. Поэтому нужно вращать объектив, чтобы та точка, которую снимаешь, была неподвижна.

– Удавалось ли Вам с помощью каких-либо приборов взглянуть на Марс?

– Нет, станция больше ориентирована для того, чтобы наблюдать Землю, именно для этой цели у нас есть несколько иллюминаторов. Марс можно на горизонте рассмотреть, но он будет выглядеть просто как точка.

– Что будет, если человек заболеет в космосе? Можно ли вообще заболеть на орбите?

– Мы болеем время от времени. Заболеть в космосе можно запросто: можно удариться, например. На станции есть различные медикаменты. Если космонавт чувствует, что он не очень здоров, есть специальный человек, он называется врач экипажа. Ему можно позвонить. Вообще, чтобы связаться с врачом экипажа нужно заказать закрытый канал связи (обычный даже радиолюбители могут услышать). Для этого мы должны попросить Центр управления полетами, чтобы они закрыли канал, и тогда его никто не сможет прослушать. Но если попросить ЦУП закрыть канал связи, то там все страшно перепугаются, поэтому, как правило, доктору просто звоним на мобильник и задаем все нужные вопросы.

– Мобильники разрешают с собой брать?

– Нет, мобильники брать не разрешают, да и смысла в них никакого нет, потому что ближайшая сотовая станция будет на расстоянии четырех сотен километров. Есть спутниковый телефон, который является принадлежностью корабля. Он нужен для того, чтобы связаться через спутник с ЦУПом, если совершил посадку не там, где тебя ожидают. Но и им в космосе тоже не воспользуешься. Скорость станции 8 километров в секунду, спутника – такая же, причем они могут лететь навстречу друг другу. То есть, если телефон и захватит спутник, то тут же его потеряет.

– А во время полета есть возможность с близкими общаться?

– Да, можно по телефону позвонить. На станции, правда, не телефон, а компьютер, на котором есть средство связи вроде скайпа, которое передает голос. С его помощью можно в любой город, любую страну, можно на мобильник, позвонить.

– Что самое сложное во время полета?

– По семьям скучаем. Еды хорошей нет – консервированная вся.

– На каком языке вы разговариваете друг с другом?

– Два космонавта из одной страны разговаривают на своем языке, а когда мы все вместе… на каком попало языке разговариваем.

Записал Евгений ФЕДОРЕНКОВ. ФОТО – автора

Категории: Культура

3 комментария до сих пор ↓

  • 1 Катюшка // Апр 28, 2020 в 08:43

    Очень полезная инфа спасибо большое

  • 2 Ангелина // Апр 28, 2020 в 18:21

    Почему в космосе есть невесомость?

  • 3 малика // Апр 29, 2020 в 19:48

    а сложно было заниматься спортом на земле для прохожденья в космосс ?

Оставить комментарий